«Вампиры Геоны»

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Инспектор Янин начинает хромать

и опаздывает на заседание Экологической Комиссии.

Бот вышел из подпространства в десяти километрах от Базы СНГ (Содружества Независимых Галактик). Инспектор Янин проверил показания приборов и на самой малой скорости направил свой небольшой корабль к шлюзовому блоку.

База СНГ была, по существу, колоссальным гостинично-туристским комплексом, в котором постоянно находилось около ста тысяч человек. Являясь своеобразным перевалочным пунктом на перекрестке множества межгалактических трасс, База СНГ предоставляла свои бесчисленные конференцзалы для переговоров и заключения договоров и перемирий между не всегда мирно сосуществующими  цивилизациями. Здесь обычно можно было встретить представителей самых разных цивилизаций, с которыми вступило в контакт Человечество Земли.

База СНГ находилась примерно на равном удалении от развитых цивилизаций местного скопления Галактик, поэтому на ней часто проводились научные конференции, политические съезды и межкультурные ассамблеи, в которых нередко участвовали представители всех цивилизаций СНГ

Янин подрулил к Центральному шлюзу и, миновав бесконечные ряды складов и ангаров, пролетел сквозь мембрану, отделявшую шлюзовой отсек от вакуума межзвездного пространства.

Посадочная платформа была забита аппаратами из самых различных планетных систем. Видимо, на сей раз Экологическая Конференция была достаточно представительной. Увы, инспектор Янин, как всегда, не успел прибыть к ее открытию.

Вокруг громоздились подпространственные дредноуты со Спики-3 и огромные сольдеры с Эпсилон Эридана-2. Даже приземистые шлюпы из системы Тау Кита примостились в тени гигантских межзвездных гиперкораблей из СРСП (Систем Рассеянного Скопления Плеяд). В этих шлюпах прибыли на Конференцию полуметровые жители Ортады, планеты, масса которой в полтора раза превышала массу Земли. Первоткрыватель этой планеты Георг Янович Тициус (кстати, большой друг героя нашего повествования), при обнаружении, назвал ее «Надеждой». Однако вскоре выяснилось, что на планете имеются разумные обитатели, которые называют ее Ортадой. Потому и была занесена эта планета в галактические карты и каталоги, как Ортада, хотя большинство земных космонавигаторов предпочитали называть ее «Надеждой и Отрадой».

Пролетев мимо ангаров и боксов, в которых покоились боты и капсулы из соседних галактик, космоэколог посадил бот в отсеке для аппаратов с Земли.

В торопях Янин немного не рассчитал маневр и при посадке слегка «боднул» буфером Бота бочку с позитронным горючим, применяемым в Магеллановых облаках.

Инспектор выскочил из бота, чертыхнулся и с досады довольно сильно пнул ногой бочку, с позитронной начинкой. Тут же он взвыл от боли, поскольку, как всем известно, бочки с антивеществом обладают автономным гравиполем и удар получился более сильным, чем рассчитывал Янин.

С трудом оторвав ногу от бочки, инспектор снял шлем, бросил его на сидение бота и, прихрамывая, направился в сторону конференцзала.

Перепрыгивая с одной движущейся дорожки на другую Янин  добрался до скоростной линии. Теперь он мог немного  осмотреться.

Мимо во всех направлениях перемещались самые экзотичные обитатели Галактики. Преимущественно встречались гуманоиды, но дважды, за время пути, пролетали ламарны из системы Сириус-Б, напоминавшие мифических китайских драконов. Они с ревом пронеслись по тесным коридорам Базы и скрылись в предстартовом ангаре для кораблей из системы Сириуса.

Уже в непосредственной близости от конференц-зала инспектор повстречал перемещавшегося в автоматизированном аквариуме дельфинообразного нголока из ССГ (Скопления Созвездия Геркулеса).

Войдя в конференцзал Янин растерялся. Все находившиеся в огромном помещении обитатели Метагалактики, словно по команде, обернулись в его сторону.

В гулкой тишине инспектор, прихрамывая, направился к своему месту.

Кого только не было в этом зале! В обычных креслах, сидели кислорододышащие прямоходящие гуманоиды. Их в этом зале было больше всех (не менее двух третей). Они занимали все первые ряды (потому что были самыми небольшими, по габаритам, существами). Мельком Янин отметил для себя, что на Конференцию прибыли не только обитатели Нашей Галактики, Большого и Малого Магелановых Облаков, но и представители Туманности Андромеды, и даже галактики из созвездия Гончих псов.

Начиная примерно с десятого ряда все чаще попадались более крупные, чем люди и прочие натуральные гуманоиды, киборги и андроиды из ССРСП. Еще выше, в специальных автономных резервуарах, громоздились нголоки из ССГ. Драконообразные ламарны в этом зале тоже располагались в специальных бассейнах, так как они не могли долго находиться в кислородосодержащей атмосфере.

По верхнему периметру зала, амфитеатром поднимавшегося над трибуной, располагались огромные емкости, в которых парили стометровые жители Юпитера и Сатурна. Эти газообразные гиганты вообще никогда не покидали Базу, так как хотели помочь землянам и другим негазообразным существам Содружества вступить в контакт с метановыми и аммиачными сапиенсами других планет-гигантов местного скопления Галактик.

— Наконец-то… — раздался могучий бас Председателя Космоэкологической Комиссии Новицкого, гулко отдававшийся во всех уголках колоссального зала. — Рад представить уважаемым коллегам старшего инспектора… э-э… — он замялся, как-бы пытаясь вспомнить фамилию опоздавшего.

—   Янин!.. — четко отрапортовал инспектор и по военному приставив ногу к ноге вытянулся по стойке «смирно».

—   Вот-вот… — Новицкий иронично взглянул на Янина. — Повторю для инспектора суть дела… — с этими словами он включил огромный экран над трибуной.

На экране, позади Новицкого, появились кровососущие животные, атакующие звероящера, мирно пожирающего оранжевую листву невысокого деревца.

 — Итак, концерн   «Галакс»   давно присмотрел Геону,   вторую планету в системе Офара, — начал свой рассказ Новицкий. — На этой планете обнаружено множество ценнейших   минералов,   разработкой   и   добычей которых концерн занимается уже не первый год. Кроме того воздух на Геоне пригоден для дыхания землян и концерн собирается основать там постоянную колонию. Парни концерна могли  бы  работать  на  Геоне  без скафандров, если бы не вампиры…

Пока Новицкий рассказывал о концерне «Галакс», вампиры  заполнили весь экран, расположенный позади него. Больше всего эти животные напоминали  птеродактелей, хотя хвосты имели длинные, как у рамфоринхов. И завершались эти хвосты такими же, как у рамфоринхов копьеобразными наростами. Причем наросты эти были очень твердыми и в одной из демонстрируемых на экране сцен было видно, как вампир пробивает своим хвостом панцирь травоядного ящера. Когда вампиры на экране атаковали землян, облаченных в скафандры высшей защиты, стало ясно, что размерами они не больше земных чаек.

—   … Кремнийорганические жала вампиров пронзают даже защитные панцири травоядных животных и скафандры, — продолжал Новицкий. — В особых случаях они пробиваются к кровеносным сосудам при помощи твердых копьеобразных наконечников на хвостах. Крови, вообще-то, вампиры высасывают немного, но при укусах в ранку попадают микроорганизмы Геоны. Они вызывают нарушения в работе иммунной системы и если в течение получаса человеку, укушенному вампирами, не ввести сыворотку, у него начинаются мутации, после которых он впадает в состояние, напоминающее летаргию…

На экране появились пейзажи Геоны. Они очень напоминали ландшафты Земли. Только небо над Геоной было желтое, а солнце — голубое. По всему чувствовалось, что климат на этой планете достаточно жаркий: даже растения имели там оранжевую окраску, а почва во многих местах представляла собой потрескавшийся от зноя такыр.

— … Геона — настоящий рай для биологов, — продолжал Новицкий. -Сотрудниками «Галакса» были засняты на видеопленку довольно экзотичные представители фауны и флоры, однако методичным их изучением никто не занимался… Как вы понимаете, » Галакс» интересуют прежде всего полезные ископаемые…

Обитатели Геоны были и впрямь экзотичны. Внимание Янина, к примеру, привлекло странное животное, которое он в первые мгновения даже и не разглядел. На первый взгляд это был просто бесформенный нарост на ветке. К нему подлетела роскошная многоцветная бабочка, видимо привлеченная запахом. Некоторое время она безмятежно порхала возле этого нароста, который вдруг, прямо на глазах, превратился в животное, напоминавшее одновременно хамелеона и лемура. Повиснув вниз головой животное распахнуло свой неожиданно крупный рот и выстрелило длинным липким языком в бабочку, которая через мгновение исчезла в его чреве. Еще через мгновение животное вновь превратилось в бесформенный нарост…

—   … Звездолет «Галакс» находится на Геоне почти полгода, — продолжал Новицкий. — За это время пострадало пятеро членов экипажа, но остальные не собираются покидать планету. Более того, они хотят уничтожить этих ни в чем не повинных животных… Вам, инспектор, придется отправиться на Геону и выяснить все на месте… — Новицкий выключил экран и вручил Янину ярко-красное удостоверение. — При этом, мы наделяем вас чрезвычайными полномочиями… — торжественно объявил он.

«И нужно мне было ради этих нескольких минут нестись сюда через полгалактики, — думал Янин, выходя из конференцзала, в котором продолжалось заседание Комиссии. — Впрочем, по гиперсвязи я не смог бы получить это чертово удостоверение…»

Вернувшись к своему боту Янин осторожно отодвинул бочку с позитронным горючим, не дававшую возможность развернуть бот, и уже через пару минут вылетел в межзвездное пространство…

ГЛАВА ВТОРАЯ.

Инспектор Янин знакомится с вампирами и… 

начинает заикаться, а командор Скотт поздравляет

его с прибытием и… отправляет в медпункт.

Подпространственный переход прошел на удивление гладко. Без сучка и задоринки, как говаривал отец Янина, работавший егерем в  Байкальском Заповеднике.

С орбиты планета совершенно не походила на Землю. В лучах бело-голубого солнца ее желтоватая атмосфера вызывала ассоциации с отмосферой Венеры, или, скорее даже, Юпитера. Сквозь пелену облаков, закрученных в спиральные вихри циклонов и антициклонов, чаще всего проглядывала оранжевые джунгли, или голлубая гладь морей и океанов, которые покрывали не менее семидесяти процентов поверхности планеты.

Руководствуясь пеленгом Янин быстро нашел звездолет и повел бот на посадку. Уже с высоты в десяток километров было заметно темно-коричневое пятно, выжженное при посадке «Галакса». С заоблачной высоты это круглое пятно, окруженное оранжевой травой, напоминало мишень, с концентрическими трещинами, в центре которого голубел круглый диск звездолета. Диаметр этого пятна превышал полкилометра.

За периметром выжженной звездолетом почвы простиралась холмистая равнина, покрытая оранжевой траво. В небе порхали небольшие перепончатокрылые рамфоринхи, охотившиеся за змееподобными химерами. Из невысоких кустов с любопытством выглядывали огромные фасеточные глаза полуметровых кузнечиков. А совсем рядом со звездолетом, усевшись прямо на коричневый такыр, пели булькающими голосами крохотные летающие ящерки с перламутровыми крылышками.

Бот с Яниным встречали два сотрудника концерна, облаченные в скафандры высшей защиты. Они стояли шагах в двадцати от «Галакса» и в их руках грозно поблескивали боевые бластеры.

Бот опустился на выжженную почву и, после того как поднялся защитный колпак, из него вылез инспектор Янин. По сравнению с громоздкими бронированными скафандрами встречавших, его костюм казался легким и изящным, несмотря на некоторую округлость фигуры инспектора.

— Поздравляю с прибитием… — прозвучал по рации голос с сильным акцентом. — Я — Скотт, командор «Галакса»… Только вот костьюм ваш не ощень… — Скотт не успел закончить фразу.

— Вэмпирс!.. — что есть мочи закричал его напарник и начал палить в небо по неведомо откуда появившимся тварям, в действительности, напоминавшим одновременно птеродактилей и  летучих мышей.

Скотт вскинул бластер и на почву посыпались обугленные тушки вампиров. Однако, несмотря на это, их становилось все больше. Они появлялись непонятно откуда. Ведь всего несколько секунд назад в небе видны были одни лишь крохотные, по сравнению с вампирами, рамфоринхи и птеродончики.

Между тем, кровожадные твари с огромной скоростью пикировали на людей и встречавшие Янина едва успевали отстреливаться.

Безоружный Янин попятился к боту, но было уже поздно: один из вампиров черной молнией метнулся к инспектору и всадил свое острейшее жало в его плечо.

Янин вскрикнул, не столько от боли, сколько от неожиданности, а если уж совсем откровенно — от элементарного испуга.

Скотт ударом приклада сбил тварь с плеча инспектора, а второй встречающий метким выстрелом сразил вампира наповал. Животное несколько раз дернулось у ног инспектора и замерло.

И словно по чьей-то команде вампиры прекратили свою атаку и, покружившись некоторое время над пришельцами с Земли,  улетели.

Поглаживая раненое плечо Янин склонился над вампиром, из жала которого еще сочилась кровь. Его, Янина, кровь…

— Ч-что это б-б-было? — инспектор неожиданно начал заикаться, что у него бывало лишь в минуты крайнего волнения.

— Все о-кей!.. — Скотт помог Янину встать. —  Ваше знакомство с вэмпирами состоялоссь… Тепьерь — надо медпьюнкт… Иначе — будет плехо!..

Борьба человеческого организма с проникшими в него инопланетными формами жизни даже после введения сыворотки длится около шести часов. Почти до вечера окутанный проводами и датчиками Янин метался в бреду на койке медпункта. Через полчаса после укуса тело инспектора покрылось сыпью, а еще через час с его кожей начали происходить совершенно невероятные вещи. На первый взгляд образования, появившиеся на теле Янина, напоминали быстро растущие фурункулы, но буквально за считанные секунды они неожиданно превращались в отвратительные лиловые отростки. Они шевелились словно червяки, или щупальца и лишь минут чере пять столь же неожиданно исчезали.

Так проявлялись мутации, начавшиеся в организме инспектора.

Через два часа после введения сыворотки температура тела Янина превысила сорок градусов. Это был пик кризиса. К концу пятого часа губы Янина были искусаны до крови, несмотря на то, что врач звездолета Крис Фолкейн сделал ему обезболивающий укол. И лишь к концу шестого часа сыворотка начала побеждать…

…   Открыв   глаза,  Янин  увидел  рядом  с  собой   командора   Скотта  и врача Фолкейна.

— Ну, теперь, когда вы побывали одной ногой в лучшем мире,  вы поняли, почему мы настаиваем на эксперименте? — поинтересовался   Фолкейн, говоривший по русски, намного лучше Скотта.

—   Н-неужели вы все п-прошли ч-через это?! — Янин попытался улыбнуться и из его запекшихся губ вновь начала сочиться кровь.

—   Абсолютно все… — Фолкейн печально улыбнулся. — А ведь многие члены экипажа всего лишь раз  выходили из звездолета.   Вампиры предпочитают кусать новеньких, некусаных. Они имеют  ультразвуковой локатор,  который просвечивает толщину кожи жертвы. Потому здесь лежите вы, а не я…

—   Д-довольны?.. — с трудом борясь с заиканием  спросил Янин.

—   Чтоб понять всех нас, вы должны были сами все на себе испытать. Риск был небольой, ведь мы были все в двух шагах от звездолета. Опаснее, тому, кто работает далеко от корабля, за границей тридцатиминутного радиуса… Им я — не завидую… — Фолкейн принялся изучать показания медицинской аппаратуры, окружавшей Янина.

— И-извините, а г-где вы так научились г-говорить по русски?- — спросил Янин командора Скотта. — У вас акцент к-какой-то странный. То ли французский, то ли к-китайский…

— Мы долго работали на пятой планете Тау Кита, — сообщил Фолкейн. — Там все так говорят…

— Ах вот оно что… — неожиданно перестав заикаться пробормотал Янин. — Может быть лучше перейдем на ваш родной, английский?

— Мы говорим так плохо? — поинтересовался Фолкейн, оторвавшись от изучения показаний приборов.

— Вы-то еще ничего, но вот командор!.. Понять-то его можно, но сделать это сложно, — признался Янин.

— Я желать иметь русский разговорный практик, — сообщил командор Скотт.  — Русский член наш экипаж не хотеть говорить со мной русский язык.

— И я их вполне понимать, — Янин невольно улыбнулся.

— Советую поспать, — сказал Фолкейн на прощание. — Теперь у вас есть  иммунитет и следующий укус будет не так болезненным…

— Спасибо, о-обрадовали, — от такого прощального слова Янин вновь начал заикаться. Он сел было на край    кровати, но  почувствовав головокружение снова лег.

—   Рекомендую вам, как врач: сон — лучшее лекарство… — посоветовал Фолкейн, выходя из медпункта.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

Янин прекращает заикаться,  но у него начинается

нервный тик. И все же инспектор принимает

очень ответственное решение.

Поздним вечером в кают-компании собрались все члены экспедиции.

— Знакомьтьесь! —  объявил  Скотт.   —  Это есть  уважаемый  инспектор Андрей Янин…

— Кусанный? — мрачно спросил с места плотненький мужичонка, выделявшийся  среди  всех  бритой  головой  и  роскошными  запорожскими усами.

— У-успел отведать…-   инспектор встал со своего места и   отвесил собравшимся полушутливый поклон.

— И каково впечатление? — поинтересовался массивный мулат с могучими бицепсами, который говорил по русски без какого-либо акцента.

— П-признаться, не горю желанием и-испробовать еще раз, — Янин уже почти не заикался, но в конце фразы совершенно неожиданно для себя подмигнул собравшемуся обществу и сконфуженно сел на свое место.

«Банда головорезов, — думал он, оглядывая присутствующих. — Ради своих проклятых минералов готовы перебить здесь все живое…»

—   Перейдем к бизнес, — сказал Скотт. — Биофизик Джорж Кронин будет рассказать уважаемый инспекчер сложившийся обстановка…

К экрану подошел мулат, только что интересовавшийся у Янина его впечатлением. Он нажал на пульте несколько кнопок и кают компания погрузилась в полумрак.

На экране появились кадры видеосъемок, проведенных исследовательскими группами.

— Геона, как вы знаете, похожа на Землю и вполне подходит для колонизции… — начал Кронин, адресуя свой доклад исключительно Янину.

— Я ознакомился с материалами о планете, — перебил биофизика инспектор. — Можете переходить к сути вашего эксперимента…

Сверхтвердые жала появились у вампиров в процессе эволюции,  скорее всего, для пробивания панцирей местных травоядных… — продолжил Кронин.

… На экране появились животные, отдаленно напоминающие ископаемых пресмыкающихся Земли. Впрочем встречались и совершенно неописуемые создания: огромные членистоногие твари, которые могли быть и крабами и насекомыми, бронированные полосатые жирафы и пятнистые ящеры, весьма похожие на леопардов, но имевшие хвосты увенчанные шипами, как хвосты вымерших на Земле стегозавров. Наконец появились и сами вампиры, атакующие отряд землян.

Посланцы «Галакса», надо отдать им должное, отстреливались мастерски.

—   Охотой занимаются только самцы, — рассказывал Кронин, когда на экране появилось схематическое изображение вампира. — Вот в этом мешочке у них резервируется кровь жертв, которой они подкармливают своих самок и детенышей…

… На экране квадратиком выделился и укрупнился резервуар для запасов крови.

—   Прожорливые, однако, у них жинки и детвора, — пророкотал с украинским акцентом бритоголовый мужиченка с запорожскими усами.

— Действительно, не с-слишком ли большой резервуар? — спросил Янин и левый глаз его опять предательски подмигнул, что говорило о большом нервном напряжении, в котором находился сейчас инспектор.

— В гнездах вампиров встречается до двух десятков детенышей, — пояснил Кронин. — Кроме того, иногда один самец подкармливает нескольких самок. Со всеми их детенышами, разумеется…

— Слушай, дорогой, у меня на Земле всего две жены и пятеро сорванцов, а резервуара — не хватает, — черноусый и горбоносый пилот, явно азиатского происхождения, похлопал себя по карману.

—   Три месяца назад нам удалось записать ультразвуковой сигнал, которым    самки   вампиров призывают к брачному полету самцов, — невозмутимо продолжал Кронин. — Мы предлагаем приманить этим сигналом самцов со всей округи… Приманить и уничтожить…

— А жинки и детки их пущай с голоду  дохнут? — не успокаивался «запорожец».

— Пусть лучше люди гибнут? — Кронин выключил экран. — Этот эксперимент нельзя   откладывать,   так   как,   судя   по   последним   данным, брачный период вампиров, похоже, приближается к концу.

— А эк-кологический баланс? — спросил Янин. — Неужели вы не понимаете, чем может обернуться ваш эксперимент?!

— По приблизительным подсчетам, для восстановления экологического баланса потребуется не более полугода, — Кронин, судя по всему, был готов к любому вопросу. — Кроме того, мы можем ускорить восстановление баланса, приманив тем же ультразвуком самцов из соседних регинов.

— В последний месяц мы потеряли еще двоих, — хмуро сообщил пилот Ким. — Первое время исследования продвигались успешно, но после гибели Комптона  и Агеева нам запретили работы за пределами безопасной   зоны. Теперь мы вынуждены топтаться на пятачке близ звездолета, чтобы наш уважаемый доктор в случае укуса имел шанс спасти очередную  жертву. И это в то время, как отдаленные области планеты остаются совершено неизученными.

— А ведь некоторые данные говорят о том, что на планете, возможно, имеется разумная жизнь… — пробасил «запорожец» и замолк, столкнувшись взглядом со взглядом командора Скотта..

— Если бы не вампиры, мы закончили бы основные работы за пару месяцев, — мрачно поддержал пилотов биофизик Кронин. — А  так  все затягивается на совершенно неопределенный срок.

— Все наши попытки дополнительной защиты скафандров успехом, увы, не увенчались   — продолжал  Ким.  — Вампиры обладают ультразвуковым   органом,   позволяющим   мгновенно   находить   уязвимые места э-э… донора. Сплошное же бронирование скафандров и невозможно и нецелесообразно, так как человек в нем будет мало отличаться от тех, кто исследует планету, не выходя из вездеходов… А ведь мы намереваемся здесь жить…

—   Против  вампиров  бессильны  и  бластеры;  животные  эти  нападают молниеносно и человек просто не успевает применить оружие… — Кронин выключил экран и сел на свое место.

—   А не лучше ли записать сигнал опасности и отпугивать им вампиров, во время ваших вылазок из звездолета? — спросил Янин.

— В том-то и дело, что такие сигналы пока не зарегестрированы, — ответил Кронин. — Потому мы и настаиваем!.. Хотя бы пробный эксперимент.

—   Ладно… — Янин встал и внимательно осмотрел всех присутствующих. — В других условиях я не стал бы даже обсуждать подобные предложения, но будем считать ваш случай исключительным. Даю разрешение, при одном условии:  эксперимент проведем  при минимальной мощности генератора… Договорились?

Собравшиеся  с  шумо повскакали  со   своих  мест, эмоции  просто переполняли их.

—   Слушай, дорогой, вот увидыщь, — не пожалеещь! — горбоносый турок не сдержался и вскочив со своего места стиснул Янина в могучих объятиях.

— Жалко, тварин, но нас-то ведь тоже жинки ждут, — «запорожец» печально развел руками, показывая Янину, что прекрасно понимает насколько трудно ему было принять это ответственное решение.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.

Янин расстается с некоторыми своими принципами,

но, в конце концов, снова возвращается к ним.

Ночью пройдя обработку в дезинфекционной камере все собрались на обзорной площадке звездолета.

В фиолетовом небе Геоны, усыпанном яркими звездами, сияли две огромные луны. Окружающий ландшафт на экране электронно-оптического преобразователя выглядел еще фантастичнее, чем днем. Остывающие после знойного дня деревья, трава и кустарники светились (в этом участке инфракрасного спектра) призрачным голубым светом, поверхность планеты горела мрачным багряным пламенем, а теплокровные животные, фосфоресцировали всеми оттенками от лимонно- желтого до изумрудного и оставляли за собой шлейфы разогретого алого воздуха.

Эксперимент решили начать после полуночи, когда самки вампира заводят свои ультразвуковые серенады.

Кронин лихорадочно проверял генераторы ультразвука. Остальные деловито готовились к предстоящей бойне: проверяли затворы бластеров и боекомплекты.

Все были облачены в скафандры высшей защиты, но забрала гермошлемов, выполненные из бронестекла, были пока подняты; людей надежно защищали от чуждого мира бронированные стекла огромных иллюминаторов

Бритоголовый усач (Янин уже знал что «запорожца» звали Иван  Остапчук и он был одним из лучших пилотов «Галакса») возился над генератором защитного поля, который имел обыкновение подводить в самые ответственные минуты. Командор Скотт проверял наводку лазерных пушек, а врач Фолкейн, вместе с пилотами Кимом и Верди-заде, настраивал сложную систему самонаводящихся бластеров.

Наблюдая за этими приготовлениями Янин отметил, что звездолет концерна «Галакс» вооружен не хуже межзвездного боевого крейсера.

—   У меня все готово! — обьявил Кронин, глядя на Янина, — Включать?

Все с ожиданием смотрели на инспектора Янина.

—   Т-только   не   будем   у-устраивать бойню, — миролюбиво сказал Янин. От волнения он снова начал заикаться. — И п- прекратим эксперимент п-по первому же моему т-требованию.

— Я ручаться за ребьят, — сказал командор Скотт и взял свой бластер наизготовку.

— П-прямо семь са-самураев, — Янин усмехнулся и поднял свой бластер. — Начнем!..   —   инспектор   трижды   сплюнул   через   левое   плечо   и   опустил  бронестекло гермошлема.

Все последовали его примеру.

Затем Кронин нажал на пульте кнопку включения управления самонаводящимися бластерами.

Бронированные стекла, отделявшие обзорную площадку звездолета от внешнего мира, открылись и в помещения звездолета ворвались ночные звуки Геоны. Шум ветра, не мог заглушить крики ночных птиц и довольно громкие трели местных цикад.

Командор Скотт приник к прицелу одной из лазерных пушек. Биофизик Кронин защелкал кнопками управления самонаводящихся бластеров.

Остальные, с бластерами наизготовку, заняли круговую оборону.

Кронин, взглянул на Янина и, после его кивка, включил ультразвуковые генераторы.

Воющий прерывистый звук огласил окрестности и сорвавшись на высокой ноте ушел в ультразвуковую область, невоспринимаемую слухом человека.

Все с напряжением всматривались в звездное небо.

Прошло несколько минут, но вокруг ничего не изменилось.

— Может, усилить сигнал? — несмело предложил Остапчук.

— Могут ведь и вовсе не прилететь… — предположил Ким. — Вдруг их брачный период уже завершился?

—   Ультразвук генератора ничем   не отличается   от натурального, — биофизик Кронин пожал плечами. — А вот по поводу окончания брачного периода… Этого, наверняка, не может знать никто…

— Действительно, не усилить ли мощность звука? — спросил геофизик Друян, обернувшись к Янину.

— Подождем еще несколько минут, — Янин с трудом подавил в себе нахлынувший неведомо откуда охотничий азарт.

Фолкейн, стоявший рядом, тяжело вздохнул, но ничего не сказал.

Прошло еще минуты три, и тут на большом экране электронно-оптического преобразователя показался светящийся силуэт быстро приближавшегося к звездолету вампира. Это был молодой, довольно крупный самец. Он летел, широко расправив крылья, стремительный, напряженный, словно струна.

— Красиво летит, — с сожалением сказал Ким.

— Вон еще! — воскликнул Остапчук. — Летят таки, хлопцы!..

Дорогой, как можно не лететь на зов любви? — Верди-заде вздохнул и прицелился из своего бластера в первого вампира.

Его примеру последовали остальные.

Со стороны бота, на котором совершил посадку Янин, летело не меньше сотни вампиров.

Ослепительные лучи с шипеньем пронзили небо. Это сработали самонаводящиеся бластеры. Вампиры вспыхнули голубым пламенем и жалкими искрящимися комочками рухнули в светящуюся траву.

Кронин торжествующе оглянулся на Янина и Фолкейна.

 «Ну, что я говорил? А вы еще сомневались…» — эти слова были написаны на его счастливом лице.

Янин, брезгливо поморщившись, отвернулся. Он не понимал таких людей. Откуда в них эта жестокость? Инстинкт первобытного, охотника, пробудившийся через тысячелетия, или нечто худшее, чем этот атавизм. Неужели жажда убийства заложена в самой природе немалой части людей?

Взгляд его упал на Кима и Верди-заде, которые с остервенением палили по все новым и новым вампирам, волнами налетающими отовсюду.

Вскоре все небо покрылось яркими вспышками. Это было даже по своему красиво и напоминало феерверк.

Вокруг звездолета уже образовалось довольно широкое кольцо обгоревших животных, однако, несмотря на мощный заградительный огонь, отдельные вампиры все-таки прорывались к обзорной площадке и от них приходилось отбиваться вручную.

Минут через пятнадцать после начала бойни казалось, что уже все небо заполнено кровожадными чудовищами. В порядке самообороны Янину тоже пришлось уничтожить нескольких атаковавших его животных. И это несмотря на то, что Янин являлся принципиальным сторонником ненасильственных методов освоения жизненных пространств для неумеренно размножающегося человечества. Как говорится: «принципы — принципами, но жить-то тоже хочется!»

 Сейчас, в минуты смертельной опасности, рефлекторно срабатывал инстинкт самосохранения. Неожиданно Янин с ужасом осознал, что в нем пробудилась самая настоящая ярость, против этих беззащитных, в общем-то, животных. Ведь из-за них гибли люди!..Но, вместе с тем, в конце-концов, они не приглашали сюда людей с планеты Земля, со всеми их проблемами.

— Стоп! — закричал Янин, стараясь перекрыть вой, в который слились залпы бластеров и пушек. — Кронин, глушите, к чертовой матери, ваш генератор!.. Все!.. Баста!.. Енд!.. Финита ля комедия!..

— Кутарды, кепай-оглы! — заорал разгоряченный Верди-заде, перешедший в запальчивости на родной язык. В переводе это означало:  » конец, сукины сыны!»

— Да, це никуда не гоже! — поддержал инспектора Остапчук и бросившись к пульту управления нажал несколько клавиш.

Скотт, Ким и Комлев, отбиваясь прикладами от словно взбесившихся животных, прикрывали Кронина, который, не обращая внимания на бьющихся о его скафандр вампиров, подбежал к генератору ультразвука и лихорадочно нажимая кнопки и клавиши выключил его.

Почти одновременно с этим, повинуясь командам Остапчука, начали закрываться бронированные стекла, отделившие, в конце-концов, людей от окружающего их мира.

—   Думайте обо мне что хотите, но это — не выход! — пробормотал Янин, сняв   гермошлем. — Обещаю, что в течении ближайших дней найду иное средство обезопасить вас от укусов!..

ГЛАВА ШЕСТАЯ.

В это время на звездолете и вне его…

Первым отсутствие Янина обнаружил биофизик Кронин. Не найдя инспектора ни в его каюте, ни в рубке управления Кронин отправился в ангар и убедился, что один из трех разведывательных ботов отсутствует.

Вернувшись в каюту Янина биофизик более внимательно осмотрелся и увидел на столе лист бумаги, с жирно нарисованой стрелкой, указывающей на стоящий рядом диктофон.

С диктофоном в руках Кронин вбежал в кают-компанию, где наткнулся на заспанных Кима и Остапчука, собиравшихся приступить к утренней трапезе.

—   Одного разведбота в ангаре нет! — объявил Кронин. — Похоже наш уважаемый инспектор отправился на утреннюю прогулку… — он поставил на стол диктофон.

В это время в кают-компанию вошли командор Скотт и врач Фолкейн.

Это есть  от инспектор? — мгновенно оценив ситуацию спросил Скотт и ткнул пальцем на диктофон.

Да, он улетел на одном из разведботов, — сообщил Кронин и включил диктофон.

» Надеюсь, вы поймете меня, — раздался голос Янина. — К концу эксперимента я окончательно убедился, что физическое уничтожение вампиров не является выходом из создавшейся ситуации. У меня есть кое-какие задумки… Похоже, сигнал, который мы использовали во время этой бойни, из приманивающего стал отпугивающим… Я отправляюсь к Заливу Духов, чтобы проверить правильность своих предположений. Если не вернусь, действуйте по своему усмотрению, но новые операции по уничтожению вампиров я категорически запрещаю. Постараюсь вернуться к обеду…»

Кепай-оглы! — в сердцах выругался незаметно подошедший Верди-заде, который  прослушал   практически  всю запись. — Совсем   из  ума  человек выжил!..

Думаю, мы не будем ждать обеденного времени? — поинтересовался Ким.   —   Иначе   нашим   уважаемым   инспектором   тоже   может   кто-нибудь пообедать…

— Фолкейн, Остапчук, — на выход! — резко скомандовал командор Скотт. -Готовить к вылет боевой сольдер! Здесь за старший оставаться… — Скотт внимательно оглядел присутствующих. — Кронин оставаться за старший!..

Боевой ракетный сольдер летел в стратосфере со скоростью в пять раз превышающей скорость звука. Далеко внизу под облаками проносились равнины, горы, джунгли.

Значит, если инспектор прав, для отпугивания вампиров достаточно включить запись «серенады вампиров», -спросил Остапчук Фолкейна.

Совершенно верно… Включать сигнал и работать… Даже скафандр не надо…

—   Посмотреть на радар! — Скотт ткнул в плечо Остапчука. — Идти вниз! Менее  чем   через  час   после   отлета   со   звездолета   сольдер   совершил

посадку в Заливе Духов, на песчаном пляже, рядом с обломками разведбота и останками полуобуглившегося псевдомастодонта.

—   Вот так вот… — протянул Остапчук. — А гарный был хлопец…

—   Инспектор, отзовитесь! — включив рацию на полную мощность начал повторять  Скотт.   —   Мы  уже  есть  в  Залив Духов!   Повторяю:   инспектор, отзовитесь!

Соблюдая меры безопасности Фолкейн и Остапчук с бластерами наизготовку вышли из сольдера. И тут же на них набросились неведомо откуда появившиеся вампиры. Фолкейн включил запись ультразвука и вампиры тут же взмыли в небо…

ГЛАВА СЕДЬМАЯ.

О пользе риска и умении медитировать.

…Очнулся Янин от боли.

Открыв глаза, он некоторое время не мог понять, что мелькающие перед глазами серые пятна не что иное, как крылья вампиров. Они заполняли буквально все пространство вокруг. Янин подумал, что продолжает бредить, но боль становилась все сильнее, и это было реальностью. Боль искорками вспыхивала по всему телу, и Янин понял, что вампиры все еще кусают его.

С трудом подняв онемевшую руку, Янин взглянул на часы и не поверил своим глазам: он пробыл без сознания более трех часов.

Янин с трудом повернулся на бок и почувствовал сильное головокружение.

Много из меня,  гады   ,  крови высосали,  —  прошептал  он  сквозь стиснутые от боли зубы.

Потом он медленно дополз до ближайшего дерева и, превозмогая боль, держась за покрытый красноватым лишайником ствол, встал на ноги. В голове гудело, ноги подкашивались, но он был жив. Жив — наперекор всему.

Сознание постепенно прояснилось, но голова продолжала кружиться, и Янин вынужден был сесть, опираясь на ствол спиной. Он уже начал догадываться, что именно с ним произошло, но для полного понимания все еще не хватало сил.

Укусы вампиров стали реже, Янин решил прекратить их совсем. К счастью, бластер был при нем…

—   Все, — процедил Янин сквозь зубы. Он чувствовал, что силы постепенно возвращаются к нему. И их было уже достаточно, чтобы обдумать положение.

Ему было ясно, что своим исцелением он обязан все тем же вампирам. Он удивлялсялишь одному: почему никто раньше не догадался, что вместе с микробами вампиры при укусе вспрыскивают и антитела для борьбы с ними. Те самые антитела, благодаря которым от этих микроорганизмов не погибают местные животные. Просто раньше, при одиночных укусах, дозы антител были слишком малы. Это был тот редчайший случай, когда яд в больших дозах превращается в противоядие… Значит, скафандр ему теперь ни к чему. Фауна и флора Геоны не страшны человеку, искусанному вампирами…

«Что же, — подумал Янин, — ради такого открытия можно было оказаться на грани смерти. Ведь оно дарит людям целую планету…»

И тут он  почувствовал,  что задыхается. Запасы кислорода были на исходе, ведь скафандр был продырявлен в десятках точек.

—   Эх была — не была, — пробормотал Янин и снял гермошлем.

Воздух Геоны был напоен ароматами трав и пряных неземных растений. И еще этот воздух был насыщен запахом океана, от которого Янин, повидимому, не успел уйти слишком далеко.

Вдохнув полной грудью чистый воздух, в котором кислорода, пожалуй, было даже в избытке, инспектор огляделся.

Он находился на небольшой поляне, окруженной густыми оранжево-желтыми зарослями. Синее солнце стояло уже в самом зените и весьма ощутимо припекало все вокруг своими лучами.

Еще слегка покачиваясь Янин углубился в спасительную тень зарослей и сел под раскидистым деревом, усыпанном крупными фиолетовыми плодами, напоминающими бананы.

«Скоро, пожалуй, и помощь прибудет, — подумал Янин и пододвинул к себе гермошлем, в который была вмонтирована рация.

Инспектор, отзовитесь! — услышал он едва слышный голос Скотта, доносившийся из шлема.

Быстро,   однако,   —  пробормотал  Янин  и  торопливо  одел  шлем.   — Говорит инспектор Янин! — радостно закричал он в микрофон. — Вас слышу, прием!..

Где вы инспектор? — раздался голос Остапчука, в котором было и удивление и недоверие. Видимо, пилот уже отчаялся и не верил, что услышит его, Янина, голос.

Я, как ни странно, еще жив, хоть и чертовски покусан вампирами! — Янин начал задыхаться от недостатка кислорода в шлеме. — Говорить больше не могу! — прохрипел он. -Вампиры повредили систему жизнеобеспечения!.. Сейчас вдохну кислорода и дам пеленг!.. — он содрал шлем и тяжело дыша откинулся на ствол дерева.

И вдруг он почувствовал, что на него кто-то смотрит. Ощущение это было очень сильным.

Скотт с опаской оглянулся на вампиров, присосавшихся к гуманоидам, и нерешительно снял шлем.

Окружавшие Янина гуманоиды открыли глаза и внимательно осмотрели подошедших землян. Вампиры, подпитав лежавших на песочке гуманоидов, тоже уселись рядом со своими хозяевами и с интересом уставились на инопланетных пришельцев…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ.

Янин «открывает всем глаза» на то что происходит

на Геоне, а Кронин сожалеет об участи концерна.

Через некоторое время сольдер со Скоттом, Фолкейном, Остапчуком и Яниным на борту отправился к берегу океана. Он летел на высоте не более десяти метров, а под ним скакали два огромных ящера, у которых между спинными пластинами восседали фиолетовые гуманоиды.

Они не могут слишком далеко удалятся от берега океана, так как, в основном, живут под водой, — рассказывал Янин о гуманоидах. — Как вы, видимо, уже догадались, Хозяева Геоны являются амфибиями, ведь большая часть планеты покрыта океаном. Там, под водой, у них целые города… А вампиры у них здесь, на суше, нечто вроде летающих желудков, добывающих для них пищу и в концентрированном виде вводяших питательные вещества непосредственно в их кровеносную систему… Когда-то, много тысячелетий назад, гуманоиды и вампиры жили в симбиозе. А теперь вампиры являются кем-то вроде домашних животных… Как, впрочем, и другие ящеры…

И как вы об этом узнать? — спросил Фолкейн.

—   От них и узнал… — Янин поморщился, пытаясь подыскать нужные слова. — Это что- то вроде телепетии… Но они внушали мне и зрительные образы. Они могут это делать на небольшом расстоянии, если на нас нет шлемов…

Между тем ящеры со своими повелителями на спине добежали до берега океана и не останавливаясь погрузились в воду. Сольдер последовал их примеру, благо он был универсальным вездеходом-амфибией и при движении под водой у него включались специальные водометные движители.

—   Если я все правильно понял: вампиры атаковали нас для того, чтобы мы скорее адаптировались в местных условиях и сняли свои скафандры… — продолжал Янин, когда сольдер погрузился в воду. — Особенно им мешали гермошлемы,  из-за которых Хозяева  Геоны не могли вступить с нами в телепатический контакт… А по другому они на суше общаться и передавать информацию не умеют. В воде они обмениваются информацией при помощи ультразвука, вроде наших земных дельфинов. А  на  суше  лишь  мощные экстрасенсорные способности   позволяют им мирно уживаться и даже повелевать огромными монстрами…

… Миновав мелководье сольдер все глубже погружался в глубины океана. Постепенно становилось все темнее и вдруг из этой темноты засветились огни огромного подводного города. Этот свет был не очень ярким, поэтому подводные города и не были обнаружены при первоначальных исследованиях Геоны. Однако глаза пассажиров сольдера, быстро привыкшие к темноте, могли разглядеть все вокруг достаточно отчетливо. Особенно, когда в кабине сольдера был потушен свет.

Город Хозяев Геоны был органично вписан в подводный ландшафт. Он состоял из колоссальных многоэтажных коралловых строений, отдаленно напоминающих соты. Ни окон ни дверей в этих сооружениях не было. И на любом этаже можно было вплыть в любое помещение, что и делали офомные массы гуманоидов, снующих среди сооружений своего подводного мегаполиса.

-… Эти гуманоиды связаны с подводными животными планеты не только ультразвуковой, но и телепатической связью. — продолжал свой рассказ Янин. — Они могут как бы видеть и слышать их глазами и ушами. Тонко чувствуя их внутренний настрой гуманоиды понимают желания любого живого существа планеты и всячески стараются помочь им в осуществлении этих желаний. В свою очередь — любое животное планеты всегда будет радо помочь и им. Отсюда та гармония, что царит в этом мире…

Может быть и на поверхности многие животные являлись их глазами и ушами? — спросил Остапчук после паузы, во время которой все зачарованно наблюдали окружающий их феерический подводный мир.

Совершенно верно… И вампиры и другие животные, птицы и даже насекомые  планеты  постоянно транслировали  Хозяевам Геоны все наши деяния…   Я   многого   не   понял, но похоже, мы нанесли им   на   суше  начительный ущерб. Ведь все в этом мире очень тонко сбалансировано и наше  варварское  вторжение  чуть не довело Хозяев Геоны  до  настоящей войны с нами, незванными пришельцами… Во всяком случае, они дали мне понять, что запрещают впредь посадку наших звездолетов, нарушающих из экологию…

На обзорных экранах звездолета видны были гуманоиды и их животные, стоявшие на безопасном расстоянии, у самой кромки спекшейся при посадке звездолета почвы.

Похоже  у нашего  концерна теперь будут трудности,  —  проговорил Кронин, усаживаясь в амортизационное кресло. — А мы так надеялись на эту планетку…

Пора! — объявил Скотт. — Гуд бай, Геона!.. — он включил аппаратуру начавшую предстартовую подготовку.

И все-таки мне кажется: мы еще вернемся сюда, — Янин вздохнул и откинувшись в кресле закрыл глаза.

Через несколько минут взревели планетарные двигатели и гигантский диск звездолета опираясь на смертоносный столб огня медленно поднялся в оранжевое небо Геоны.

Спустя несколько мгновений о недолгом пребывании землян на этой планете напоминал лишь офомный круг спекшейся почвы, которую уже вспахивали под посев шипастые хвосты гигантских ящеров, служивших Хозяевам Геоны живыми сеятельно-уборочными комбайнами…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *