Миры Ивана Ефремова

В 1957 году в журнале «Техника Молодёжи» была начата публикация романа Ивана Ефремова «Туманность Андромеды». Для многих моих сверстников этот роман стал настольной книгой.

Мы ещё ничего не знали о сталинских репрессиях и ГУЛАГе; тогда ещё чудом казались холодильники и телевизоры КВН, с крохотными экранами и огромными линзами. Больше того, большинство простых людей «едва сводили концы с концами», но «хрущёвская оттепель» вселяла в нас такой оптимизм, такую веру в светлое будущее, что все наши помыслы были связаны с грядущими свершениями на Земле и в Космосе.

 Да, мы искренно верили, что если не нам, то нашим детям удастся построить справедливое земное интернациональное сообщество, осваивающее вселенную и сотрудничающее с братьями по разуму из галактических (и даже внегалактических) далей. И именно подобное общество далёкого будущего впервые так зримо и убедительно описал Иван Антонович Ефремов.

Я думаю, недаром роман «Туманность Андромеды» вошёл в десятку лучших фантастических произведений всех времён и народов, отобранную и изданную в 1970 в Париже. В капиталистической, подчёркиваю, стране  достойно оценили попытку описания гармоничного и справедливого общества будущего, независимо от того, как такое общество будет называться. И это в то время, как многие наши современные соотечественники обвиняют Ивана Антоновича в апологетике коммунизма. Тогда почему «Дело Ефремова», заведённое в КГБ занимало 40 томов, и почему после смерти Ивана Антоновича  в его квартире состоялся обыск?! Разве можно было в СССР опубликовать утопию о будущем, не назвав будущее общество коммунистическим. Ведь и в произведениях Стругацких общество будущего тоже называлось коммунистическим…

Действительно, какая разница, как назовут общество будущего — буржуазным, коммунистическим, демократическим или постинформационным?!  А может быть оно будет неофеодальным, если судить по баронам, графам, герцогам и прочим феодалам, многократно описанным в книгах фантастического жанра?! Достаточно вспомнить графа Дуку из «Звёздных войн», или барона Харконнена, герцога Атредиса, и  падишаха-императора Шадама Четвёртого из «Дюны».

Именно книги Циолковского и Ефремова сформировали во мне веру в то, что лишь исследование и освоение Вселенной гарантирует гармоничное развитие земного общества и бессмертие человечества. Позднее эта вера была укреплена книгами братьев Стругацких «полуденного цикла» и такими советскими фантастическими романами, как «космическая опера»  С. Снегова «Люди, как боги».  

Как и многие мои сверстники, я мечтал стать космонавтом, но когда понял, что в связи с болезнью позвоночника моей мечте не суждено сбыться, начал  запечатлевать свои грёзы о космическом будущем человечества в рисунках и картинах.

 В начале семидесятых годов, после того, как я получил Главную Премию на конкурсе «Мир завтрашнего дня», я решился написать письмо Ивану Антоновичу Ефремову. Точнее на такой шаг меня подтолкнули мой бывший учитель физики Арнольд Минаевич Шлимак и руководитель астрономического кружка при Бакинском Дворце Пионеров им. Гагарина Сергей Иванович Сорин. В этом кружке я занимался, начиная с пятого класса, и посещал его даже через десяток лет после окончания школы.

Кстати именно в этом кружке получали свои первые знания о вселенной Павел Амнуэль (бывший Бакинский астрофизик и писатель-фантаст, ныне проживающий в Израиле) и Леонид Тимошенко (бывший Бакинский астрофизик, ныне композитор, автор-исполнитель «космической музыки», которого называют российским Жан-Мишель Жаром).

Я был необыкновенно счастлив, когда получил от Ивана Антоновича ответное письмо, в котором он достаточно подробно рассказал о своём отношении к изобразительному искусству и, в частности, к иллюстрациям в жанре фантастики.

Через некоторое время я отправил Ивану Антоновичу бандероль со своими иллюстрациями к его произведениям и с фотографиями своих более крупных живописных работ. Очень скоро я получил ответ, в котором Иван Антонович подробно разобрал плюсы и минусы моих работ и посетовал на то, что, увы, автор не имеет возможности выбирать иллюстратора для своих книг. Это письмо было последним, поскольку менее чем через месяц Ивана Антоновича не стало…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *