«Аппендикс»

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Водовоз над садами.

Далеко внизу проплывала поверхность ничем особенно не примечательной планеты. Да, конечно, планета эта обладала атмосферой, с довольно высоким процентом содержания кислорода, и воды на ней было предостаточно, и лесами, лугами, джунглями, она не была обделена…

—   Ну, и что? — спрошу я вас. — Мало что ли таких планет открыто? Сотни, если не тысячи… А что толку? Все открытые миры ведь не заселишь, как мечтали о том предки на заре звездоплавания!.. А то главное, ради чего, уверен, каждый второй звездолетчик стремится в полеты — открытие цивилизации, похожей на нашу, земную, и установление контакта с ее представителями, оставалось обычно, увы, нереализованной мечтой…

Планета Диана, к которой мы подлетали на обратном пути в Солнечную Систему, была давно исследована и занесена во все мыслимые каталоги и энциклопедии. Она была открыта чуть ли не пять веков назад одной из первых межзвездных экспедиций. И этой же экспедицией планета была закрыта. Дело в том, что экспедиция Зинбаха обнаружила на этой планетке мощную зоосферу, характерную для начала земного четвертичного периода, когда на появились наши прямые предки.

Да, в джунглях Дианы уже водились животные, похожие на земных человекообразных обезьян. И приматы эти через нескольких миллионов лет вполне могли эволюционировать в разумных существ. Ради одной этой  возможности (появления на Диане разумной жизни) планета была закрыта не только для заселения, но и для посещения ее неквалифицированными специалистами.

К счастью, мой напарник и друг Андрей Янин относился именно к числу таких квалифицированных специалистов, потому мы и имели законное право сесть на планетку для пополнения запасов топлива…

—   Как по-твоему, что это такое? — Андрей показал на светло-зеленые квадраты и прямоугольники, резко выделявшиеся на фоне коричневой почвы.

Я увеличил крупность и контрастность Электронно-Оптических Преобразователей и не поверил своим глазам. Прямо под нами проплывали плантации, сады и огороды, раскинувшиеся вокруг небольшого средневекового города.

—   Но ведь Зинбах писал,  что  на Диане  нет разумной жизни!.. — я расслаблено опустился в кресло. — Не мог же он не заметить такое?!

—   Прошло почти полтысячелетия… — многозначительно   напомнил Андрей. — За такой срок многое могло измениться… Это ведь не Земля…

Мы, то есть инспектор Космоэкологической Комиссии Андрей Вадимович Янин и я, ваш покорный слуга, штурман-командор Георг Янович Тициус, вовсе не собирались проверять данные экспедиции Зинбаха. Мы вынуждены были совершить посадку на Диану для пополнения запасов воды, служившей топливом для наших двигателей.

Таков парадокс современных межзвездных экспедиций: перелет на десятки световых лет не требует топлива, поскольку при субсветовых скоростях оно черпается из самого межзвездного пространства. А вот для разгона и торможения необходима вода. Очень много воды. Потому и приходиться нам постоянно искать планеты с могучей гидросферой. Потому и дразнят нас межпланетчики водовозами. А что делать? Ведь и впрямь -более половины массы наших звездолетов составляет топливная вода.

Когда «Антал» вошел в плотные слои атмосферы, Андрей обратил мое внимание на большое овальное пятно, пересекаемое извилистым руслом реки.

—   Обыкновенное плато из светлых песчанников — равнодушно сказал я. — У нас нет оснований не доверять отчетам Зинбаха.

—   Может быть… — миролюбиво согласился Андрей. — Но нам — все равно  нужна вода… Почему бы не  зачерпнуть, из этой речушки?

 И Андрей чуть изменил траекторию спуска. Просто так. на всякий

случаи… И как всегда оказался прав: овальное пятно превратилось в город; окруженный теми самыми садами и огородами, о которых я уже упоминал. А на высоком берегу реки стояла огромная крепость, неподалеку от которой мы и приземлились.

ГЛАВА ВТОРАЯ.

Модерн и готика Дианы.

Место посадки выглядело вполне сносно: желтовато-зеленая травка создавала впечатление знойного лета (на планетке, впрочем, и впрямь было жарковато). Белые, пушистые облака в голубовато-изумрудном небе довершали сходство окружающего ландшафта с земным.

По склону холма, на вершине которого возвышалась огромная крепость, лепились симпатичные избушечки, сколоченные из аккуратно обтесанных бревнышек.

—   Ох, не к добру вся эта благодать, — поделился я с Андреем своими сомнениями. — Слишком уж здесь все соблазнительно выглядит. Прямо как наживка, или приманка… Не планетка, а конфетка, просто пальчики оближешь!..

—   Что-то не пойму я тебя, Жора, — Андрей говорил, не отрываясь от страниц с отчетами Зинбаха, желтевшими на мониторе. — Ты же мечтал о был солидный, широкоплечий мужчина, которого седина на висках и бороде лишь украшала.

Андрей выставил передо мной свои крепко сжатые кулачища. Я выбрал правый. Лампочка оказалась в левом.

—   Не надо было тебе поминать чертову дюжину, — ухмыльнулся Андрей.

В это время ближайшие к нам городские ворота открылись, с грохотом опустился подъемный мост и перед нами появилась весьма странная процессия.

Дианцы шли нестройной колонной, по четверо в каждом ряду. А рядов было не менее двадцати. Роста аборигены были невысокого, ходили, сильно сутулясь, и при ходьбе покачивались из стороны в сторону, словно пьяные.

—   Странно… — Андрей включил полное увеличение экрана. — Внешность явно не соответствует уровню развития технологии, и, в особенности, архитектуры…

Действительно, дианцы мне живо напоминали питекантропов. Только морды и уши у них были поострее, да шерсть покороче. А одеты они были в одни лишь набедренные повязки, если это можно назвать одеждой..

Передние дианцы шли, странно семеня ногами и сильно переваливаясь, словно научились ходить совсем недавно. Они несли ярко разукрашенные щиты, сплетенные из оранжевых растений, и короткие копья, с металлическими наконечниками. За ними следовали меченосцы, в остроконечных шлемах. Между копьеносцами и меченосцами четверо лохматых молодцев несли на богато разукрашенных носилках важного пузатого сановника. В нескольких шагах за ними слуги несли еще одни носилки. Пустые.

—   Придется встречать владыку по всем правилам средневекового этикета, — сказал Андрей. — А ты приготовься, на всякий случай… Мало ли что у них на уме?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

Инспектор Янин отправляется на Контакт.

На обзорном экране я отчетливо видел, как Андрей торжественно сошел по трапу на желтоватую травку и приложив руку к груди слегка поклонился слезшему с носилок сановнику.

В ответ этот пузатый господин плюхнулся на колени, уткнулся своим невысоким покатым лбом в траву и что-то запричитал высоким лающим голосом. Остальные аборигены последовали его примеру.

Лишь теперь я разглядел, что в отличие от остальных дианцев, сановник этот был почти бесшерстным. То есть, я хотел сказать, что количество шерсти на нем не превышало количества шерсти на стандартном земном джентельмене. Но от этого господин сей вовсе не выглядел лучше своих слуг. Его розоватая полупрозрачная кожа была покрыта мелкими складками и морщинками, отчего казалась очень неприятной на вид.

— А ведь он бритый, — тихо сказал в микрофон Андрей, адресуя эту реплику исключительно моим ушам. То-то я смотрю: он какой-то неестественный, — ответил я. — У моего соседа по даче собаченция есть… Шар-пей порода называется… Ну, копия сей барин!..

—   Говори тише! — перебил меня Андрей. — Я все слышу… — он неожиданно распростер руки над лежавшими ниц аборигенами и сказал зычным-голосом:

—   От имени свободного Человечества Земли, я приветствую вас, братья!.. Сановник осторожно приподнял из травы свою жирную физиономию, сплошь покрытую складками толстой кожи,  и трусливо  глядя  на Андрея произнес несколько отрывистых хриплых звуков…

Теперь инспектора Космоэкологической Комиссии Андрея Вадимовича Янина именовался Великим Божеством, Спустившимся с Неба. Во всяком случае, так перевел компьютер обращение дианцев к моему доблестному

ДРУГУ-

Язык дианцев был столь примитивен и одновременно так похож по структуре на любой из земных языков, что бортовой компьютер минут через пять обеспечил очень высококачественный двусторонний перевод.

Акустический преобразователь, встроенный вместе с телепередатчиком в шлем Андрея, перевел его речь на нечленораздельный язык дианцев. Объятый ужасом сановник и его свита с каждым звуком все больше вжимались в траву.

—   Лучше бы ты помолчал, посоветовал я Андрею. — Не то они вовсе в почву зароются…

В это время сановник, заинтересованный молчанием Великого Божества, Спустившегося с Неба осмелился встать на корточки и изложить цель своего визита.

—   Наш Великий Господин, Досточтимый Повелитель Всех Земель, Гор, Рек, Озер, Морей и Океанов, прислал меня, ничтожного раба своего, дабы я пригласил тебя, о Всемогущее Божество, Спустившееся с Неба, на пиршество, которое наш Великий Господин, Повелитель Всех Земель, Гор, Рек, Озер, Морей и Океанов всемилостивейше устраивает в твою честь…

Пока компьютер переводил этот бред я, млея, следил за растерянной физиономией нашего уважаемого инспектора Янина. По всему чувствовалось, что он, как и я, удивлен оперативностью дианцев. Создавалось впечатление, что наш прилет не был для них неожиданностью и что они давно дожидаются нас. Только этими факторами могло объясняться столь оперативное приглашение Повелителя Всех Земель, выславшего навстречу нам помпезную делегацию встречающих. И это при том, что он ни разу не видел нас.

—   Похоже, им не впервой приходиться встречать божеств с неба, — тихо сказал Андрей в микрофон.

—   Может быть они помнят визит Зинбаха? — предположил я. — Может это он научил их строить готические финтифлюшки и одеваться на манер папуасов Новой Гвинеи, какими их запечатлел твой великий соотечественник Миклухо Маклай?

—   Глупости, — прервал меня Андрей. — Для чего Зинбаху было держать все это в секрете?

—   Мало ли… — многозначительно сказал я.

—   Передайте, пожалуйста, Великому Господину, Повелителю Всех Земель, Гор, Рек, Озер, Морей и Океанов, что я принимаю приглашение, — возгласило Божество , Спустившееся с Неба.

—   Правильно, чего тянуть? — шепнул я. — Давай действовать столь жеоперативно. Отправимся к этому… Повелителю Всех Земель прямо сейчас!

—   Ну,  что ж,  —  согласился Андрей.  —  Если ты так настаиваешь — я отправлюсь. Ты прав, тянуть с этим вовсе не обязательно. Но ты, будь добр, посиди, пожалуйста в звездолете и подстрахуй меня, договорились?..

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.

Странности цитадели.

— Жора, коль жребий брошен, такова судьба… — продекламировал Андрей на прощание. — Не скучай… Лучше покопайся в отчетах Зинбаха. И еще… В случае чего, — не наделай глупостей, не горячись… — Андрей повернулся к сановнику, но вместо жирного господина перед ним уже горбились худущие сгорбленные слуги, с носилками в руках. Сановник же с неестественной для его комплекции живостью вскочил на соседние носилки и сердито прикрикнув на тощих слуг показал в сторону крепостных ворот.

Я видел, что Андрей с удовольствием шлепнул бы этого толстопузого по его необъятному заду, но надо было подчиняться правилам игры и оставаться дипломатом.

Странное дело, мне было совсем не смешно, когда я увидел Андрея, восседавшего словно восточный владыка, на носилках. Только теперь я начал осознавать, по-настоящему, что передо мной не театр, а настоящая жизнь, где есть господа и их рабы, где существует угнетение и насилие…

Оставаясь на борту «Антала» я незримо присутствовал на всем протяжении торжественного шествия к воротам крепости.

Не прошло и пяти минут, как улицы городка, окружавшего цитадель, заполнились народом. Видимо, народ этот был достаточно дисциплинирован, ибо он, преодолевая свой страх, по велению Повелителя Всех Земель сопровождал торжественную кавалькаду до самой крепости.

Как и положено дианки бросали в воздух свои кружевные чепчики, а дианцы — соломенные и матерчатые шляпы. И были возгласы приветствия и поклоны до земли…

Через какое-то время толпу охватил уже не показной, а подлинный восторг, переходящий в экстаз. Появились рыдающие от счастья дамы и рвущие на себе одежды господа.

Наконец процессия достигла подвесного моста, который, естественно, был опущен, и по нему инспектор Космоэкологической Комиссии Андрей Вадимович Янин, вместе с сопровождающими его лицами, въехал в ворота крепости.

Я наблюдал за всем происходящим при помощи экрана, на который транслировалось изображение, передаваемое телекамерой, закрепленной на шлеме Андрея.

Признаться, я никак не мог избавиться от впечатления, что не раз уже видел все это. Кстати, ранее я все-таки ошибся в определении стиля и эпохи, для которой была характерна архитектура этой цитадели. Это была не готика. Точнее, готика составляла лишь считанные проценты из эклектичного смешения всех стилей, всех эпох. Да это был настоящий архитектурный компот, винегрет: прямо за крепостной стеной возвышался небольшой греческий храм с колоннадой дорического ордера. Точнее, это была пародия на храм раннеэллинской эпохи. Покрашенные светлой краской деревянные колонны были украшены не очень добросовестно выполненными канилюрами. Краска во многих местах осыпалась, поэтому я и определил подлинный материал, из которого была сооружена эта подделка. На фронтоне храма красовался довольно безобразный фриз. Барельеф запечатлевал контакт дианцев… с самыми настоящими земными людьми, выходящими из звездолета, изображенного, кстати, достаточно реалистично.

За храмом возвышалась двухнефная базилика, выполненная в стиле, напоминающем смешанный ионическо-коринфский ордер. В самом центре крепости возвышались массивные дома романской эпохи, над которыми вздымался достаточно крупный готический храм.

Почти все строения были выполнены из дерева, но они были отделаны и окрашены под камень. Впрочем, я не исключал, что внушительный готический храм и аскетичная конструктивистская многоэтажка, были построены из камня. Причем, как это делалось в Советской России, при Иосифе Сталине: и классицистические строения, сверх всякой меры разукрашенные орнаментальными излишествами, и безликие конструктивистские изыски были тщательно заштукатурены и выкрашены, жалко имитируя мрамор, гранит и травертин, а также монолитный и панельный железобетон.

В отличие от Андрея я мог пользоваться любой информацией, хранящейся в бездонной памяти компьютерной сети звездолета. Я сравнивал сооружения этого странного города с образцами древних строений Земли и поражался сходству этих сооружений с памятниками земной архитектуры. Оно было просто невероятным, о чем я не замедлил сообщить глубокоуважаемому инспектору Янину.

— Думаешь, сам не вижу?! — раздраженно ответил Андрей. — Не занимай канал перевода и, вообще, не отвлекай по мелочам…

ГЛАВА ПЯТАЯ.

Я видел как он о чем-то оживленно беседовал с сановником, восседавшим на соседних носилках. Компьютер, и впрямь, едва успевал переводить их дипломатичную трепотню.

» Ах, значит это все мелочи… — думал я. — Очень хорошо… Посмотрим, кто раньше докопается до истины…»

Я уже не сомневался в том, что такое поразительное сходство архитектурных деталей не могло быть случайным. Пока Андрей, пардон, я хотел сказать: пока Великое Божество, Спустившееся с Неба углублялось в кварталы дианской столицы я занялся отчетами экспедиции Зинбаха. На первых порах я еще продолжал краем глаза наблюдать за происходящим в крепости, но постепенно записи Зинбаха полностью овладели моим вниманием…

корабельному времени, разумеется. А на Земле за этот срок, увы, проносились десятилетия и даже века.

Землян тогда охватила идея звездной экспансии. Это были отголоски Эпохи Великих Географических Открытий, когда обнаруженные первооткрывателями заокеанские земли, осваивались и заселялись в течении очень короткого времени. Но Галактика ведь не Земля: лишь на одной из тысяч открытых планет можно было основывать колонии. Слишком малым оказался процент планет, пригодных для жизни людей. Представляю, каково было Зинбаху и его людям покидать Диану, так и не основав на ней колонию…

—   Ты что, уснул? — встревоженный голос Андрея вернул меня   к действительности.

Взглянув на экран я увидел, что он, оказывается, уже входил в замок Повелителя Всех Земель.

Сутулая спина сановника, то и дело подобострастно оглядывающегося на Андрея, постоянно маячила впереди. Устремленные вверх сумрачные своды зала вселяли в меня тревогу. Впрочем, издали этот замок выглядел значительно внушительнее. Размеры зала, а это, судя по всему, был тронный зал, не превышали размеров зала пассажирского салона среднего межпланетного лайнера. Вдоль стен горбились аляповато разодетые вельможи, время от времени поглядывавшие на трон, возвышавшийся в конце зала. Чувствовалось, что ожидавшееся появление Повелителя Всех Земель волновало их куда больше, чем инопланетный пришелец, то есть, пардон, Великое Божество, Спустившееся с Небес.

Я уже приготовился к зрелищу кульминационного момента визита, когда совершенно неожиданно экран потемнел. Теперь на нем был виден лишь проносящийся мимо пол, покрытый… металлическими плитами.

—   Не беспокойся, — раздался слегка удивленный голос Андрея. — Этикет обязывает меня снять шляпу… Хотя, как это ни странно у них здесь все экранировано, а вдоль стен стоят, не поверишь, гравитационные ловушки…

Некоторое время я слышал слегка учащенное дыхание Андрея и звук его шагов.

—   Остановитесь! — внезапно громко сказал он, обращаясь к сановнику. — Я должен совершить обряд!..

—   Они думают, что я читаю заклинания, когда говорю с тобой, — вполголоса пояснил мне свои действия Андрей. — Здесь немало сюрпризов: они вовсе не так недоразвиты, как мы думали. Все это как-то не вяжется…

Здесь множество приборов с Земли, они явно оставлены людьми Зинбаха…

Видимо, сейчас прекратится   всякая связь. В том числе и  звуковая…

Представляешь, пространство вокруг трона полностью экранировано…

Поэтому я  и остановился.  Хотел  предупредить тебя… — Андрей  говорил монотонно, не повышая и не понижая голоса, словно читал молитву.

—   Может быть тебе лучше вернуться? — осторожно предложил я. — Мало

ли чего?..

—   Георг, ничего не предпринимай в течение ближайших шести часов… — взволнованно перебил меня Андрей. — Даже если связи вовсе не будет! И небеспокойся за меня. Все идет нормально. Жди шесть часов!.. Потом можешь действовать по своему усмотрению. Все, я — пошел…

Вновь послышался звук его шагов и тут же экран погас. Наступила абсолютная тишина, в которой я слышал лишь удары своего сердца. Связь окончательно прервалась.

Я засек время и стал ждать. Конечно, мне хотелось гремя бластерами ворваться в эти замшелые чертоги и быть рядом с Андреем. Последнее его сообщение встревожило меня не на шутку. Но я заставил себя ждать. Я знал: Андрей выходил победителем из куда более жутких передряг.

Минут через двадцать, поняв, что ждать вот так, ничем себя не заняв , слишком мучительно, я вновь углубился в изучение отчетов экспедиции Зинбаха…

ГЛАВА ШЕСТАЯ.

Возвращение Великого Божества.

Андрей вернулся через четыре с половиной часа.

Я видел, как вновь торжественно опустился подъемный мост, открылись ворота и из них выползла еще более пышная и смешная, чем прежде, процессия, возглавляемая Андреем и все тем же толстопузым сановником.

Когда эта колонна была еще в нескольких километрах от «Антала» я заметил, не без помощи трансфокатора, что уважаемый инспектор Янин очень возбужден. Андрей оживленно жестикулировал и что-то много-много говорил сопровождавшему его сановнику. Но больше всего мне не понравилось, что он до сих пор не включил свой передатчик.

Лишь встретив его в шлюзовой камере я понял, что он едва держится на ногах.

—   Что делать… — пьяно ухмыльнулся он, заметив мое смятение. Не мы-м-мог же я отказать по-по-п-повелителю!.. — Великое Божество, Спустившееся с Неба сладко потянулось,  смачно зевнуло и с блаженством растянулось в кресле.

Мне стало страшно. Я не верил своим глазам. Я впервые видел Андрея таким.

Уже собираясь вызывать медкибера, чтобы убедиться в диагнозе об алкогольном отравлении, я вдруг разглядел, что один глаз Великого Божества совершенно трезво, с хитринкой наблюдает за моей реакцией.

Бог ты мой… Андрей, оказывается, просто издевался надо мной, подлец этакий!… Он едва сдерживал душивший его хохот.

—   Ну, мерзавец… — с облегчением пробормотал я. — Поздравляю… Неужели нельзя было без этого?

—   Жора! — заорало Великое Божество, словно стадо взбесившихся гиппопотамов. — Т-ты даже  не представляешь!.. — божество не могло говорить от душившего его смеха. — Ты, не представляешь, во что мы с тобой влипли!..

—   Псих!.. — Я как-то вяло сел в кресло напротив. — Говори толком, в чем дело?..

—   В-все равно не поверишь! — Андрей наконец начал успокаиваться. — Еще по медикам затаскаешь…

—   Как хочешь… — попытался сделать равнодушное лицо. — Я кажется, уже догадываюсь…

—   Ну, ладно, — сжалился Андрей. — Скажу подсказку…  Если сразу не догадаешься… то я просто изменю мнение о ваших аналитических способностях, друг мой… Кстати, ты просмотрел отчеты Зинбаха?

—   Естественно…

—   А характеристики членов экспедиции?

—   Но их же там было около двух сотен!..

—   Меня интересует, у кого из них было какое хобби… Не было ли среди них любителей животных? Собаководов, к примеру…

—   Что?! — я мгновенно все понял. — Собаководов?! — я, наконец, вспомнил кого мне напоминали дианцы.

Андрей изучающе смотрел на меня.

—   Не может быть… — прошептал я.

—   На свете есть такое, друг Гораций… — начал было Андрей, но я уже не слушал его.  Щелкая клавишами компьютера я лихорадочно искал файл с фотографиями членов экипажа, виденными мной с полчаса назад. Тогда она не привлекла особого моего внимания, но сейчас…

Наконец, на мониторе появился полувыцветший фотоснимок. Несколько членов экспедиции Зинбаха стояли на опушке дианского леса, а рядом резвились под присмотром матери совсем крохотные пушистые щенки.

—   Это они? — я протянул снимок Андрею.

Великое Божество с улыбкой взглянуло на меня, смертного.

—   А ты ничего… сообразительнее, чем я думал, — сказал Андрей наконец.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ.

Отросток земной цивилизации.

Собак на «Стремительном» было много. Ими увлекался главный биолог экспедиции Юрий Жгенти, сам Зинбах, и конечно же дети, число которых в некоторые периоды жизни на Диане переваливало за сотню. И почти у каждого из ребят был собственный щенок, так как уже тогда на Земле знали о благотворном влиянии на детей их дружбы с животными.

Кроме собак на звездолете были еще ежики, кролики, попугаи, морские свинки, черепахи… Короче, — целый зоопарк. Но из звездолета, естественно, выпускались только собаки, так как другие представители земной зоосферы могли не вернуться в стены звездолета, а это могло привести к непредсказуемым последствиям.

Собственно говоря, непредсказуемые последствия произошли и с собаками… Впрочем, настолько ли они были непредсказуемыми? Может быть внеурочное появление цивилизации на Диане было не случайностью, не результатом чьей-то халатности, а сознательным криминальным экспериментом?..

Дело в том, что изучая данные о биологе Юрии Жгенти мы с Андреем выяснили следующее: на «Стремительном» он проводил довольно сомнительные эксперименты. При помощи хирургических операций и направленных мутаций Жгенти, к примеру, научил собак говорить. Да, он

наделил собак членораздельной речью и они были почти полноправными участниками походов по Диане. Возможно кто-то из этих собачек просто заблудился, но скорее всего они были оставлены на Диане сознательно…

Сегодня это, конечно звучит кощунственно, но тогда ведь была совершенно другая эпоха. Победоносная Биологическая Революция иногда приводила к совершенно непредсказуемым завихрениям в мерной поступи исторического процесса. Но ведь так бывало и в результате Научно-Технической Революции, имевшей место в конце прошлого тысячелетия.

Во времена Зинбаха и Жгенти (и в наши, черт подери, времена, ведь мы тогда с Яниным тоже уже жили, поэтому я прекрасно помню, что тогда происходило), когда техника завела земную цивилизацию в очередной тупик, бурно развивающаяся биология поставила на повестку дня вопросы о разумных биороботах, разумных животных, саморазвивающейся разумной биоархитектуре и так далее.

Тогда это все было очень модным и казалось чрезвычайно простым: вместо компьютеров — умные животные, вместо автомобилей, тракторов и прочих машин — специально выведенные животные, развивающие скорость до двухсот километров в час и мощность до пятидесяти лошадиных сил. И при этом не требующие никакого ухода, так как их интеллект приближался к интеллекту людей. Скорее это были не слуги и даже не помощники, а друзья человека, сотрудничество с которыми избавило на некоторое время земную цивилизацию от множества проблем. Хотя через определенный срок и поставило еще большее количество проблем, но от этого никуда не деться: таковы законы развития, ничто не вечно под Луной.

Развиваясь в каком-либо направлении любая цивилизация рано или поздно исчерпывает все возможности данного направления развития и выходит на новый уровень. На новом витке спирали развития Человек вновь возвращается к давно забытому прошлому. При этом, только со временем выясняется, что новым является хорошо забытое старое, но вышедшее на новый уровень. Ведь в каком-то смысле Биологическая Революция вернула Человечество Земли к истокам, ко временам чуть ли не первобытнообщинного строя.

Новые проблемы возникли, когда достигнув определенного уровня интеллекта разумные животные стали теснить самих людей. Тогда-то и начался новый виток развития, получивший название Второй Технической Революции. Ведь ни лошади, ни гепарды, ни дельфины, ни собаки не обладали руками, способными что-либо производить. Лишь наличие рук, позволило людям вновь выделиться и вырваться вперед, и стать лидерами в бурно экспансирующей Жизни Галактики.

А тогда, пятьсот лет назад, очень многие машинам предпочитали животных. Грациозные гепарды, поумерившие свои хищнические инстинкты, стали самым распространенным видом скоростного транспорта, хотя осталось и немало любителей лошадей. Были созданы новые породы быков и коров, которые стали настоящими живыми тракторами и фабриками по производству молока. Огромные птицы во многих местах заменили воздушный транспорт. Особенно много таких птиц появилось, когда земных кондоров, клонированных из остатков, сохранившихся в палеонтологических музеях, скрестили с могучими луарскими археоптериксами, обладавшими совершенно

фантастической силой, ведь они могли лететь в атмосфере планеты, гравитационное поле которой в полтора раза превышало земное.

Именно тогда появились кроты-гиганты для прокладки туннелей, превосходящие по многим показателям горнорудные комбайны. Я слышал, что в Антарктиде кто-то даже додумался вывести новую породу китов, с прозрачными многоместными кабинами, вместо жировой прослойки.

Общение с животными и дружба с ними хоть и не на долго, но как бы вновь связала Человека с Природой.

В большинстве своем все эти опыты носили нередко экспериментальный характер, а разного рода неизбежные перегибы являлись своего рода симптомами болезни роста. Но были ведь и успехи, плоды которых мы, увы, пожинаем и сегодня. Достаточно вспомнить планету Миру, прилетевшую в Солнечную систему из системы двойной звезды Корнара, по желанию пса Рекса, трансформированный супермозг которого руководил преобразованием литосферы и атмосферы этой планеты. Да на этой планете появилась кислородная атмосфера, выросли города и березовые рощи, и целых двести пятьдесят лет в Солнечной Системе на орбите Земли, но в точке, диаметрально противоположной ее местонахождению, вращалась планета, на которой поселились сотни миллионов людей. Но чем все это кончилось вы, конечно же знаете. Улетела Мира, наскучило обретшему разум Рексу крутиться по кругу вокруг одной звездочки, когда в Галактике таких звезд -миллиарды. И ведь ничего не помогло остановить и вразумить его. Ведь он стал свободным разумным существом и все человечество Земли не имело ни сил, ни морального права диктовать ему свою волю. Спасибо Рексу, что у него хватило ума таким образом привести и увести планету, что это не сказалось на тонком балансе гравитационных полей в Солнечной Системе…

Кстати, вернемся к вопросу о разумности собак. Еще в древности о них говорили: «все понимает, только сказать не может…» И ведь отчасти это было правдой. За тысячелетия многие домашние животные не просто привыкли к человеку. Они рядом с нами стали другими. Ведь собаки, лошади, коровы, кролики и множество других видов животных есть нечто новое, чего не было создано Матушкой-Природой за миллионы лет эволюции… Разбирая дневники участников экспедиции Зинбаха мы узнали, что животные Юрия Жгенти могли не только говорить, но и читать, а некоторые дети научили их даже писать и рисовать!.. Оказывается, методом направленных мутаций Жгенти развил хватательные функции лап собак, которые, как выяснилось, были ничуть не глупее наших ближайших родственников в эволюционном древе — обезьян… Хотя, не исключено, что такими они стали все-таки в результате экспериментов Юрия Жгенти, задумавшего сознательно создать своеобразный апендикс земной цивилизации…

—   А ты даже не поинтересуешься, как зовут Повелителя?  — спросил Андрей, когда мы закончив разбор отчетов экспедиции Зинбаха убедились в верности наших предположений.

—   Ну, и как? — вежливо поинтересовался я.

-Туз Третий… В смысле — Тузик Третий… Я, признаться, был поражен, когда он заговорил со мной на древненемецком. Он, как и некоторые его приближенные, умеет читать и даже нажимать необходимые кнопки полузаржавевшего оборудования со «Стремительного». Это все и навело меня на мысль, что мы имеем дело с результатами тайного грандиозного эксперимента, поставленного в масштабах целой планеты… А уж с ведома Зинбаха, или нет, какое это теперь имеет значение…

Некоторое время мы с Андреем молчали, думая, видимо, об одном и том же.

—   Зинбах обязан был известить Комиссию об исчезновении нескольких животных? — осторожно спросил я.

—   Естественно… Он прекрасно понимал, чем это грозит, в случае их выживания…   Помнишь,  как расплодились кролики,  когда их привезли  в Австралию?

—   Понимаешь… — продолжил я. — У меня такое впечатление, что Зинбах вряд ли мог пойти на это… Судя по всему, он был дисциплинированным капитаном… Скорее всего — это проделки Жгенти, а может быть это детки так пошутили…

—   Боюсь, теперь мы не узнаем этого никогда… — Андрей встал с кресла и подошел к экрану. Дианцы, оказывается, успели разбить вокруг звездолета лагерь.

—   Кстати, ты знаешь, когда я догадался о том, кто они? — Андрей смотрел на меня, расплываясь в широченной улыбке.

—   Когда этот… Тузик заговорил по-немецки? — предположил я.

—   Тепло, но не очень… Я был, конечно, удивлен, но ведь внешне Туз Третий вовсе не похож на песика Тузика. Ты уж мне поверь…

—   Ну, и когда же? — нетерпеливо перебил я Андрея.

—   Понимаешь…  — глаза Андрея весело заискрились.  —  Они все очень ждали главное блюдо…     Короче, я все понял, когда внесли их любимый деликатес  —  огромное  блюдо  с  аппетитно  дымящимися  кусками  мяса, в котором было очень много, я бы даже сказал: слишком много костей…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *